13.11.2012

Листы дневника. Россия. Тюмень. Путник.

 

 

Когда в магазин у дома привозят свежий хрустящий хлеб, аромат накрывает с головой, едва переступишь порог. Пожалуй, только этот запах сильнее всего погружает меня в череду воспоминаний из детства...
Деревня. Лето с дивным духом цветущего разнотравья, лесных ягод и хлеба. Бабушка достает из русской печи подоспевшие хлеба и мы, веселой гурьбой, хватаем крайнюю буханку, и с пылу – с жару ломаем ее руками, запивая молоком. Ммм, нет ничего вкуснее...
Город. Зима со скрипучим снегом под ногами, ажурными кружевами на окнах. Мы с сестренкой отогреваем озябшие руки у печки и вдыхаем горячий хлебный букет, доносящийся из маминой сумки...
Осень. Мой день рождения. С утра режем салаты, мама печет один из своих «фирменных тортов». Заходит папа с хрустящим свежим хлебом, специально за которым ездил на хлебозавод. Радостно налетаем на хрустящую булку, смеясь друг над другом, ведь полный стол угощений стоит при этом не тронутый...
Весна. Во время наводнения 1994 года наш дом затопило, как и многие другие. Вода и грибок сделали свое дело, пол в доме прогнил, и стал проваливаться. Всю следующую весну и лето всем семейством делаем капитальный ремонт, а по вечерам, невозможно уставшие, мы валимся на настилы, и с особенным наслаждением жуем хрустящий хлеб, вприкуску с огородными дарами...
Весна. Лето. Осень. Зима. Дни, месяцы, годы...
Запах хлеба – это запах детства, семьи, дома.
Где бы я ни находилась, какие бы яства не пробовала, вкуснее хлеба ничего для меня нет. В разных местах, странах, разламывая хлеб и вдыхая его аромат, можно многое узнать о людях, которые его пекли, узнать и понять с его вкусом историю страны...
– Дочка, не откажи старику, дай краюху хлеба, коли не жалко.
Этот голос вернул меня в реальность из размышлений и воспоминаний. Я оглянулась. Голос принадлежал пожилому мужчине или старику, за бородой и многослойной одеждой возраст был нечитаем. Он не был похож на нищего, но и с обычным семьянином схожести я не находила.
Волосы и борода длинные, пепельно-серые с серебристой проседью, но не спутанные, вполне ухоженные. Одежда добротная и чистая, но старая, и местами залатанная. Деревенский тулуп до колен, шаль вокруг шеи, вязаная шапка, штаны и валенки! Простые валенки с галошами, надетыми сверху, чтобы слякоть не проходила сквозь подошву. По нынешним меркам – удивительный раритет, в детстве подобные нам с сестрой на валенки приладил дедушка.
И взгляд! Пронзительный, но без осуждения и вызова. Серо-голубые глаза, как холодное зимнее небо, смотрели на меня из-под густых седых бровей, заледевевших от холода. Какой необычный человек, этот...
Старец! Точно. Именно Старец, в его взгляде я прочитала житейскую мудрость и длинный Путь, полный печали и скорби, почувствовала биение его Живого Сердца.
– Кто же Ты, Старец?! – неужели я произнесла это вслух!!!
Смутилась и хотела добавить, но он меня опередил, ответив с едва заметной, тихой улыбкой:
– Я никто, дочка. Просто Путник, который давно уже бредет по этому свету в поисках себя. Не смущайся, вопрос твой вполне оправдан. Не бойся меня, я не бездомный и не преступник, просто Путник.
– А как вас зовут?
– Путник, другого имени я уже не помню, да и нужно ли оно?
– А семья, у вас есть семья, вас кто-нибудь где-нибудь ждет? – я задавала вопросы машинально, хотя ответы, казалось, уже знала.
– Семья была когда-то давно, много лет назад похоронил жену и детей... Они погибли... – голос захрипел, его глаза на мгновение стали темно – фиолетовыми; взмах ресницами – и цвет снова поменялся на серо-голубой.
Путник улыбнулся и продолжил:
– Нас всех всегда и везде ждёт Он!
Старик поднял голову к небу, я сделала тоже самое. Слезы предательски потекли из глаз. Ну, почему я всегда плачу? Ведь можно СОстрадать и СОпереживать сердцем, без этой соленой воды, дополнительной боли и горечи…
– Не плачь, дочка, не переживай за меня. Боль сердец не утихает, но время лечит, на всё воля божья! Запомни это...
Я вытерла слезы и спохватилась:
– Ой, простите, вы же хлеба просили, а я со своими расспросами!
Достала булку белого из пакета с продуктами и протянула Путнику.
– Да не оскудеет рука дающего.
– Может вам еще что-нибудь нужно? Деньги, одежда, лекарства?
– Спасибо, дочка, ничего не нужно. Я бы и хлеба не просил, да работы сегодня не нашел, а кушать хочется. Не достаточно просветлел я, чтобы без пищи зимой обходиться, – он улыбнулся и продолжил, – не спрашивай, зачем я иду и куда. Я и сам не знаю всех ответов на свои вопросы. Много мест и людей, где я бывал и еще больше, где не был. Вот и иду, хочу посмотреть мир и через людские судьбы узнать больше о себе.
Мое сердце наполнилось теплом и светом, потому что странный и удивительный Путник говорил те слова, над которыми я размышляла все чаще и чаще в последнее время. Ведь смысл жизни – это не какие-то абстрактные цели и желания, это Путь! Путь к самому себе. Но я пришла к этому пониманию не так давно, а он говорил так просто о самом важном, словно объяснял ребенку простые истины.
Мне о многом хотелось его спросить, но еще больше хотелось просто помолчать рядом.
Было что-то волшебное в этой тишине и в моем собеседнике. Он ломал хлеб, спокойно, но с удовольствием ел его и тихо говорил, то ли мне, то ли самому себе:
– Сейчас я иду на Алтай, он мне недавно снился – Путник сделал паузу, – меня там ждут, я чувствую. А потом мы с тем, кто ждет, пойдем через Монголию в Гималаи. Надеюсь, нас Там тоже ждут. Дочка, ты слышала когда-нибудь Зов?
Я понимала, о чем он говорит, прекрасно понимала, но опешила, потому что не готова была услышать подобный вопрос от человека, которого видела впервые.
– Знаю, дочка, что ты слышала внутренний Зов, и не раз. По глазам видно, а глаза – зеркало Души. Не надо думать над моим вопросом головой, я уже прочел ответ в твоем сердце. Мы никогда не знаем, кого нам послала жизнь в случайной встрече. Кто знает, может, этот вопрос задаю не я, а Он через меня. Ты тоже Путник, мы все здесь на Земле Странники. Главное – слышать Зов и голос Сердца, он всегда подскажет верный Путь и подарит Спутников. И когда просят у тебя милостыню, подавай с добрым сердцем, а не с добренькими мыслями. Думаю, что больше пользы тому, кто дает, а не тому, кто просит, – старец вновь поднял к небу лицо и закрыл глаза, вдыхая запах хлеба – ммм, никогда и нигде я не ел ничего вкуснее хлеба...
Он замолчал, а я стояла и смотрела на сияющую линию горизонта, чувствуя свое Сердце, которое пело мне дивную Зовущую песню, услышанную до этого многократно – как предвестие важной встречи или События. Так было при венчании с мужем, при рождении дочерей, эта музыка говорит внутри меня всякий раз при теплых искренних беседах с сестрой, когда рисуем СОвместно с ней картины, когда льются на бумагу стихи, СОзвучна она колокольному звону в храмах, песням птиц и дуновению ветра, шуму морской волны и ко лыханию колосьев пшеницы. Слышу ее всякий раз при встрече с Родной Душой в повседневной суете земных дней...
И тогда, в тот вечер, я вновь слышала эту мелодию.
Все вокруг перестало существовать, я находилась в паузе между вдохом и выдохом, казалось, что даже снег вокруг нас стал кружиться медленнее. Закрыв глаза, я улыбалась.
Крупные хлопья падали на лицо, было так безмятежно и спокойно, словно я стояла на мосту Равновесия над озером Самопознания.
Я уже ни о чем не хотела спрашивать Путника, будто услышала все ответы, мне хотелось просто поблагодарить его за эту встречу. Открыв глаза, я не увидела моего удивительного СОбеседника.
Был зимний вечер, уличные фонари освещали двор нашего дома, снежинки искрились, попадая на свет. Я совсем не удивилась тому, что Путник ушел, не попрощавшись, оставив меня наедине с музыкой Сердца.
Снова зашла в магазин за хлебом, чем немало удивила продавщицу.
Дома муж спросил, что меня так задержало. Я рассказала ему об этой встрече, он улыбнулся в короткую рыжую бороду, а в серо-голубых глазах заиграл счастливый огонек….

Автор: Марина Генцарь-Осипова
Вернуться на главную

Новый номер

66 Ноябрь

Читать журнал

Выбор spletnik72

Сумка Mark Cross Сумка Mark Cross